Поиск   По    
О Проекте Новости сайта Песни на CD-ROM Email Форум сайта English
 
 Наша Двадцатка
 Новинки
 Алфавитный указатель
 Авторы и исполнители
 Исторические периоды
    Дореволюционный
    Послереволюционный
    Предвоенный
    Великая Отечественная
    Послевоенный
    Оттепель
    Поздний СССР
 Тематические разделы
    Песни о Родине
    Советская лирика
    Песни о Труде
    Песни о городах
    Праздничные песни
    Морские песни
    Спортивные песни
    Пионерские песни
    Молодежные песни
    Песни о Вождях
    Песни о Героях
    Революционные
    Интернационал
    Речи
    Марши
    Военные песни
    Военная лирика
    Песни о ВОВ
 Плакаты
 Самодеятельность


 Друзья сайта:
    Александра Пахмутова
    Ретро Фонотека
    Старые газеты
    Старый песенник


 Реклама:
 

 





Просмотр текста
Текст   Обсудить   Уточнить информацию   Скачать   Назад  

Вечер на рейде
Музыка: В.Соловьев-Седой Слова: А.Чуркин

Споёмте, друзья, ведь завтра в поход
Уйдём в предрассветный туман
Споём веселей пусть нам подпоёт
Седой боевой капитан.

Припев:
Прощай любимый город!
Уходим завтра в море,
И ранней порой
Мелькнёт за кормой
Знакомый платок голубой.

А вечер опять хороший такой,
Что песен не петь нам нельзя.
О дружбе большой, о службе морской
Подтянем дружнее друзья.

Припев.

На рейде большом легла тишина,
А море окутал туман
И берег родной целует волна
И тихо доносит бaян.

Припев.

1942



История песни

Раздольный и задушевный, полный грусти напев. В годы Великой Отечественной войны "Вечер на рейде" была одной из любимых лирических песен, причем не только у моряков, про которых в ней поется. Ее пели все.

Думается, секрет тут в точно схваченном, верно и просто переданном чувстве любви к родному дому, ко всему, что нам близко и дорого и что надо было отстоять в жестоком, смертельном бою.

Родилась песня в Ленинграде, который уже в первые месяцы войны стал прифронтовым городом. На дальних и ближних подступах к городу строились рубежи обороны. Все население принимало участие в этой работе.

Как и все ленинградцы, авторы будущей песни композитор Василий Павлович Соловьев-Седой (1907—1979) и поэт Александр Дмитриевич Чуркин (1903—1971) рыли траншеи, гасили зажигательные бомбы, а вечерами и в субботние дни работали в Ленинградском порту, который назывался «Лесной». В то время его причалы были завалены горами бревен, и надо было их убрать, сложить штабеля, чтобы уменьшить опасность пожара от зажигательных бомб.
Однажды летним августовским вечером после длинного трудового дня поэт и композитор присели отдохнуть на борту разгруженной баржи.

«Ничто не напоминало о войне,—вспоминал впоследствии А. Чуркин.— Волны чуть слышно плескались о морскую гальку. Залив был окутан синей дымкой. Невдалеке на рейде стоял корабль. С него доносилась тихая музыка —там кто-то играл на баяне...
Соловьев-Седой сидел молчаливый и задумчивый.

Когда мы отправлялись домой, он сказал: «Замечательный вечер. Стоит песни». Видимо, у него уже зародилась мелодия, потому что он тут же сообщил мне «размерчик»... Содержание нужно такое: моряки покидают любимый город, прощаются...»

«Я думал о моряках, которые отдают свою жизнь, защищая морские подступы к нашему городу,—рассказывал В. П. Соловьев-Седой,— и меня охватывало горячее желание выразить в музыке их настроения и чувства.

Дома я сел за рояль и за несколько часов сочинил песню, варьируя бесконечно одну и ту же фразу: «Прощай, любимый город...»

Получилась мелодия припева, а слов для припева не было. Композитор позвонил А. Д. Чуркину и попросил его приехать.

«Приехал в знакомую опустевшую квартиру,— продолжал свои воспоминания поэт.— Композитор сел за рояль, и полилась взволнованная широкая мелодия.
— Начать надо так:
«Прощай, любимый город...»,— сказал Соловьев-Седой.

Я «подкинул» вторую строку: «уходим в море ско-
ро». Композитор зачеркнул: «Нет. «уходим завтра в море...» Я согласился, но поспорил немного из-за рифмы: город — море — совсем не рифма.

Василий Петрович сказал, что рифма в данном случае не имеет существенного значения. Вместе мы сочинили и продолжение: «и ранней порой мелькнет за кормой знакомый платок голубой...»

Завершив работу над песней, авторы отправились с нею на улицу Зодчего Росси, где располагался Ленинградский Союз композиторов.

Однако этот первый показ песни окончился неудачно. Ее не приняли как упадочную и минорную. Время было тяжелое, в кровопролитных боях наши части оставляли города и села, и чтобы вдохнуть в людей хоть толику оптимизма, песни писались преимущественно бодрого, маршевого характера, героико-патриотического склада. Все были под впечатлением потрясающей песни А.В.Александрова и В.Лебедева-Кумача «Священная война», которую передавали по радио несколько раз в день, В песне же «Вечер на рейде» нет ни героики, ни патетики...

В своих воспоминаниях композитор рассказал, что не принятую коллегами песню он пустил в свет лишь зимой 1942 года, спев ее в солдатской землянке под Ржевом, когда уже во всю шло наступление и настроение было совсем другое, когда прощание с родным городом не ассоциировалось с отступлением. И песня зазвучала иначе...
Между тем документы и воспоминания участников обороны Ленинграда свидетельствуют о том, что «Вечер на рейде» пели там осенью и зимой 1941 года. Сам Соловьев-Седой мог об этом и не знать, поскольку в это время уже находился в эвакуации на Урале. Вероятно, забыл композитор, как, расстроенный плохим приемом своего произведения в Союзе композиторов, решил он заглянуть по дороге домой к старым своим друзьям—в Центральный ансамбль Военно-Морского Флота, созданный в Ленинграде незадолго до войны и руководимый композитором И. О. Дунаевским.

Самого Дунаевского в ту пору в Ленинграде не было. Война застала его в гастрольной поездке с другим коллективом—ансамблем песни и пляски ЦДКЖ. Соловьева-Седого встретил тогдашний начальник ансамбля М. И. Вайнер. Теперь он полковник в отставке и живет в Москве. Вот что он рассказал о событиях того давнего военного августа:

«Хорошо помню тот памятный визит к нам Василия Павловича. Был он взволнован и возбужден. Вдвоем с хормейстером ансамбля Герчиковым уединились они в осиротевшем кабинете художественного руководителя, долго о чем-то говорили. А потом до меня донеслись звуки рояля и негромкое пение. Незнакомый напев, задушевный, волнующий, заставил отложить все дела. Это был «Вечер на рейде»...

Мы эту песню сразу приняли, разучили и стали везде исполнять. Лето и по крайней мере всю осень и зиму сорок первого года она уже во всю звучала в концертах ансамбля... В нашем исполнении «Вечер на рейде» был записан и не однажды транслировался по радио».
Ансамбль с огромным успехом исполнял эту песню и во время своих гастролей в Москве в 1942 году. Тогда же ее издали массовым тиражом.

Популярность «Вечера на рейде» была столь велика в годы войны, что появились различные варианты и переделки песни.

Парашютисты-десантники пели:

Споемте, друзья, ведь завтра в полет
Летим мы во вражеский тыл.
Споем веселей, пусть нам подпоет,
Кто песен родных не забыл.

Партизаны Крыма, судя по воспоминаниям командира отряда И. Козлова в его книге «В Крымском подполье», сочинили такие слова:

Прощай, любимый город!
Уходим завтра в горы,
И ранней порой
Мелькнет за спиной
Зеленый мешок вещевой.

Итальянские партизаны пели на этот мотив в годы войны песню о девушке — участнице освободительного движения.

В дни героической обороны Севастополя, в 1942 году, там была издана листовка с этой песней.
Великолепно исполнял «Вечер на рейде» популярный дуэт—Владимир Бунчиков и Владимир Нечаев—с хором Всесоюзного радиокомитета.

Имя В. П. Соловьева-Седого стало всенародно известным. И в 1943 году за эту и ряд других песен он был удостоен Государственной премии СССР.

Песня «Вечер на рейде» и сегодня дорога нам, как и многие другие песни военной поры, оставившие неизгладимый след в благодарной памяти народа.


НАЗАД

© CopyLeft Lake, 2001 - 2017